Previous Entry Share Next Entry
Бои за «Красный Октябрь», 2.
zimarin

Гельмут Вельц .Командир саперного батальона 79-й пехотной дивизии Вермахта."Солдаты, которых предали".Сталинрад.
На русские позиции обрушивается залп за залпом. Если дело пойдет так и дальше, саперам останется только продвинуться вперед и занять территорию. Кажется так оно и есть. Эскадрилья за эскадрильей пикируют и с воем сбрасывают на цель свой бомбовый груз. Взлетают на воздух блиндажи и огневые точки. Да, не хотел бы я быть сейчас там!

-Они пошли-толкает меня в бок Фидлер.

 

Поднимаю бинокль. Огневой вал уже перенесен в глубь обороны противника. Наши штурмовые группы   приближаются к переднему краю русских. Еще каких- нибудь двадцать метров и они займут  передовые русские позиции. И вдруг они залегают. Слева короткими очередями бьют пулеметы. В воронках и на огневых точках появляется русская пехота, которую мы уже считали уничтоженной. Нам видны каски русских солдат. Глазам своим не верим. Каждое мгновение мы видим, как валятся наземь и уже больше не встают наши наступающие солдаты, как выпадают  у них из рук винтовки и автоматы.

  Атака распадается на отдельные очаги. Бреши заполняются и новые солдаты сменяя павших, продолжают идти вперед. Русским не устоять. Их линия обороны прорвана. Огнеметы и огонь прямой наводкой не дают ни минуты передышки дрогнувшему противнику.

  Опускаю бинокль и вытираю со лба пот. Роты идут вперед, словно на плацу. Их сил должно хватить, чтобы пробиться здесь к Волге.

  Теперь подразделения спустились в лощины, чтобы и там сломить сопротивление противника. Тяжелые орудия из всех своих стволов открыли заградительный огонь, чтобы не дать противнику подтянуть резервы. Складки местности поглотили солдат. Столбы дыма поднимаются от рвущейся взрывчатки и горящих цистерн. Больше ничего не видно. Пустота на поле боя беспокоит меня. Я жду, когда же появятся подразделения нашего второго эшелона, усилят атакующих и закрепятся на захваченной территории. Внизу неистовствуют автоматы и винтовки. Теперь мы видим, как сквозь заградительный огонь вперед бегут русские. Бегут и исчезают в лощине. Это подкрепление. Сейчас начнется контратака, которой мы так боимся.

  Нервно закуриваю сигарету. Фидлер неотрывно смотрит в лощины и только мрачно ругается: «Обделаться можно». Проходят минуты, четверть часа, полчаса, время кажется вечностью.

  Но вот наконец становится заметно движение. Через край балки перепрыгивает солдат. Немецкий. Ага, наверняка связной с донесением! Но нет, за ним другой, третий, четвертый. Все несутся назад. За ними несколько саперов. Итак, наши отступают! Еще две-три минуты, и уже видны первые каски русских солдат. Где же остальные силы пяти батальонов? Неужели отступающие группы-это все? Все, что осталось? Что за наваждение, уж не приснился ли мне весь этот бой? Пять свежих батальонов пошли в наступление, пять батальонов вели бой, как дома на учебном плацу…

Да, трахнулись мы сегодня головой об стенку. Безвыходная ситуация, а мы- в самом пекле.


  • 1
Европейцы видимо хотят повторить свой опыт.

Войны никто не хотел,все надеялись договориться.Обычно,это удается.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account