?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Страстной Бульвар. Часть ХХIV. Гуси и куры
zimarin
«Серый асфальт, серое небо, зачем?»  Еду в большом автобусе губить свою жизнь в вихре большого света.
«Зачем знакомые девушки без всякого объяснения не отвечают на сообщения, которые я им отправляю?» «Так поступают только с очень плохими своими знакомыми». «Гуси и куры чтоб Вас одни только понимали». – Отправляю разные sms.
В «Стоге» Джульетта с очень интеллигентным видом в очках. Подходит, жалуется: "Турки донимают".
Двое здоровенных мужчин  ,  разглядывают  нас. Разборчивая девушка, «профессионалка». «Хотите, пойду, набью им сейчас рожу?»
Джульетта , вся просияв , устраивается рядом, теснит меня. Зарабатывает очки, в число своих клиентов в мнении окружающих, вероятно, включая. Вежливо отстраняюсь :клиентом Джульетты я не хочу, чтобы меня считали. Хотя своим обращением она не дает мне повода сделать ей неучтивость какую-нибудь явную.
- Как жизнь? - парнишка бармен подходит.
- Смотря какая.
- Половая. – Джульетту имеет ввиду, наверное.
- Без комментариев.
Знаменитый скульптор проходит мимо, всю Москву своими скульптурами обставил. Не думаю, что он со зла это делает.
Юридический советник с новой подругой. «Все, как у людей: жена, три любовницы» . Купил наконец себе более менее приличную одежду. Едим с ним в “Клуб”.

В гардеробе  очередь. Подвыпивший человек , «звезда», в рубашке с огромными васильками. В любви предпочитает мужчин. Долго и радостно ищет что-то в карманах своего пальто. Стоим, ждем.  Молодой человек из тех, которых называют мажорами с очень дерзким видом проходит мимо. Вероятно, у него ко мне какие-то счеты. Стараюсь не обращать внимания. Отхожу к барной стойке. Еще один молодой человек протянул руку,  давно наблюдает. «Лучший…», «Номинация…» - За девчонок, - без недоразумений чтоб, ударили с ним по рукам. Совладелец клуба «Пост». Первого, в котором я появляться начал. По выговору – иностранец. Улыбается приветливо девушка, сидящая рядом с дикими, как у кошки, глазами подведенными. Оказывается, знакомили нас. Не хочет говорить кто. Кажется, из той же самой компании молодых людей. Ольга Алексеевна с Анастасией Андреевной по очереди, то «своими друзьями», то «дураками» называли некоторых из них. Самый задиристый подходил   потом несколько раз ко мне с явным намерением свое превосходство продемонстрировать. Приходилось пользоваться расположением той же самой девушки - вероятно, так надо было его понимать? В какой мере, впрочем, остается только догадываться. Вероятно, в той же самой.
Ольга Алексеевна останавливается перед нами, придерживает под руку какого-то господина. Вероятно, собирается мне его представить.
Стиснув  в зубах соломинку , сижу на табурете, качаю ногой. С тихой ненавистью начинаю смотреть им в спину. Может быть, он действительно добрый малый, не такой циничный, как я. Всю жизнь удобного случая выжидать готовый. Может быть, действительно этой девушке не с кем было просто в «Клуб» сегодня идти? И она остановилась теперь с ним передо мной из очень благородных, хотя и не до конца мне понятных  намерений?Кажется, в «Стоге» месяца два назад он пытался ее приобнять и поцеловать в щеку. Мне этот обычай очень сильно не нравится. Может быть, потому что я сам ему очень редко следую. Только, когда вынуждают соображения учтивости какие-нибудь чрезвычайные.
Юридического советника ждет дома жена. Обещаю проводить его девушку. Ольга Алексеевна без друга уже продолжает занимать обычное мое место рядом с барной стойкой. Что у нее на уме, вероятно, она сама не сможет сказать. И не имеет никакого смысла ее об этом спрашивать. Я бы предпочел еще задержаться, но юридическому советнику, как это объяснить, не знаю. Еду в Строгино , провожаю его подругу. Потом еду к себе в «Уезд». Голосует молодая женщина. Добирается домой. Одна в столь раннее время приличной внешности более менее – я просто обязан был остановиться.Едет, с любовного свидания не очень удачного, подвыпившая. Начинает жаловаться на себя, на мужчин, на свою судьбу. Ехать десять минут. За это время мое настроение меняется. Говорю, что все мужчины – подонки, а она, конечно же, - идиотка. Во дворе ее дома останавливаемся. Предлагаю ей поцеловать меня в щеку. Девушка выходить из машины не торопится, начинает вступать со мной в различные объяснения. Яростно сопротивляется, пока я стараюсь расстегнуть на ее штанах молнию. Наконец  мне это удается,  запускаю свою руку. Все остальное обещает мне в другой раз. Обещаю, что другой раз обязательно будет, если она уступит все-таки мне на этот. Зачем обещать лишнее? С некоторым сожалением ожидаю ответа. Решает идти домой девушка все-таки.