Previous Entry Share Next Entry
Страстной Бульвар. Часть ХХV.
zimarin
« А Вы знаете, Анастасия Андреевна,  я Вам почему-то не верю».
«Не верите , что Ольга Алексеевна Вас не любит, или что я не люблю?»
«Всему что Вы говорите почему-то не верю, а Вы мне?»
«Достали… Выбираю серьги… Carrera у Carrera. Не отвлекайте».
«Не верю, что овсяная каша Вам может нравиться больше. Не хочу верить. Вашей подруге поверил бы, а Вам нет».


Вечеринка «Феррари»  .  В толпу девчонок  c коммерческим директором  втискиваемся:«Пропустите без очереди двух инвалидов».  «Только вместе с нами».  Все с приглашениями.  У нас приглашений нет. Отступаем. Осматриваемся. Алексея, арт-директора «Клуба» приветствую. Отворачивается от меня. Отвечает что-то кому-то. «Ну, понятно. Беда какая-то». -Стоим, соображаем. Рядом  возникает Алексей. «Нам, что, в конец?» . Алексей машет рукой себе за спину. Лезем с коммерческим директором через канаты. Спортсмены, понаехали. Черно-красные цвета, бесплатная выпивка.   Бросаю коммерческого директора у барной стойкой. Пробираюсь в ее противоположный конец. «В «Клубе» - беда», - отправляю сообщение Анастасии Андреевне – «<?>»
«Толпа»… «Ferrari».
Бедная, сидит, дома. Разругались подруги напрочь. Закидала меня сообщениями: «Я была с ней искренней, а она нет. Двуличность, зависть, хамство… Очень сильно обидела… Очень серьезная беда. Некрасиво повела себя на этом фоне. Устала, не хочу с Вами разговаривать и т.д. и т.п. Кстати, видели ли Вы в прошлую  пятницу Ольгу Алексеевну в «Стоге» или в «Клубе»?» «Не хочу с ней общаться». «С болезненными комплексами. Во всем видит плохое. Считает – все ей обязаны, и плюет на чужие проблемы и то хорошее, что я для нее сделала». «Война невидимого фронта». «А Вы тут не причем, не льстите себе».
Кружит  рядом  Маша. Подруга ее  снова тянет меня с собой танцевать настойчиво. Решительно отказываюсь. Та самая , рыжая любительница марихуаны. Маша приветствует всех подряд,. Танцует, обнимается очень по-мальчишески. Останавливается , замирает , смотрит пристально мне в глаза. Киваю едва заметно. Пять месяцев  не замечала. Можно подумать, без ума влюблена теперь , так хочется ей помириться. Кружит рядом. Позирует фотографам. Пытается заставить  их  помочь ей сфотографировать меня.   В обнимку с каким-то парнем в кожаной куртке  уносится, смотрю уже   с очередным знакомым. Пристраиваюсь возле колонны . Товарищ с Кавказа предлагает освободить ему место. Двигаюсь, слышу его последние слова: «Иди отсюда». Знакомый Маши еще один. В некотором замешательстве оборачиваюсь:  «Извините, я не расслышал. Что Вы сказали?» Товарищ с Кавказа хлопает меня по плечу: «Бухаем здесь, столик свободный надо».  Маша с парнем в кожаной куртке в обнимку, шатаясь из стороны в сторону пытаются танцевать. Двух подвыпивших матросов напоминают.  Останавливаются напротив меня. Разглядывают молча, пошатываясь. Смотрю мимо них. Такое вот смешное настроение у ребят. Товарищ с  Кавказа зачем  мне все-таки такую неучтивость сделал? Вероятно, тот самый, который звонил по сотовому телефону, спрашивал, «кто я такой»? Вся их компания   перемещается к барной стойке. Расчеты какие-то свои делают. Возвращаюсь на  место, с которого меня согнали. Вся их кампания направляется к выходу. Передергиваю плечами. Вроде приличная девушка, общается с самыми непонятными приемами в обращении людьми. «А Вы опять один стоите, наблюдаете?» Киваю головой. «Снова напиваетесь?» В прошлые выходные, вероятно, она подходила, заговаривала со мной. Надеюсь не та, которой я предлагал встретиться на улице. Приветливо улыбаюсь. Алексей, арт-директор, очень многое замечает. Даже больше, чем это в обязанности его, наверное, входит. Обмениваемся с ним  дежурным приветствием.




 

?

Log in

No account? Create an account