?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
С нами товарищ Троцкий. Политическая оппозиция в Советской России
zimarin
Мы с друзьями, критически мыслящие коммунисты(В.Серж о себе)
В.Серж «От революции к тоталитаризму. Воспоминания революционера»

1925-1927 гг. Ко мне подошел Василий Никифорович Чадаев. «Мне о Вас говорил Тарас»… «Тарас» было условным именем, которое мне назвали в окружении Пятакова в Москве для вступления в контакт с ленинградской подпольной оппозицией.

С 1923 года «троцкисты» в расчете на будущее создавали группу, не участвовавшую в текущей политической деятельности. Это был Центр(руководящий) Левой оппозиции региона, и меня попросили в него войти.

Мы собирались в номере «Астории»… У нас было два по-настоящему крупных марксистских теоретика, Яковин и Дингельштедт…

На наших собраниях обычно председательствовала «Бабушка»(Александра Львовна Бронштейн, первая жена Троцкого.zimarin)… Вот и весь состав центра( всего, тринадцать человек, zimarin). Чадаев стал моим другом. Его убьют первым из нас.

Виктор Эльцин передает мне указания Старика(Троцкого): «Пока ничего не предпринимать, не обнаруживать себя, сохранять наши кадры 1923 года…»

Виктор Эльцин сообщает, что в Москве левая оппозиция может рассчитывать не более чем на пять сотен товарищей.

Весной 1925 года, находясь проездом в Москве, я узнал, что Зиновьев и Каменев, на вид все еще всесильные, два первых лица в Политбюро после смерти Ленина, будут свергнуты на ближайшем, XIV съезде партии, и что Сталин предложил Троцкому пост наркома промышленности(один из важнейших в Советском государстве.zimarin)

…Оппозиция 1923 года мучилась вопросом, с кем сомкнуться. Мрачковский, герой боев  на Украине, сказал: «Не смыкаться ни с кем. Зиновьев в конце концов предаст нас, а Сталин надует».

Активисты старой «рабочей оппозиции» вели себя уклончиво, не доверяя, как они говорили, авторитарному характеру Троцкого. Я опасался утверждения бюрократической власти Зиновьева…

Гроссман-Рощин , лидер синдикалистской группы «Голос Труда» поделился со мной своей озабоченностью:
-Сталин жалуется на шутов и холопов из Коминтерна и готовится лишить их куска хлеба, когда скинет Зиновьева. Не боитесь ли Вы, что Коммунистический Интернационал от этого пострадает?
Я ответил:
-Нет. Это оздоровит рабочее движение. Рвачи уйдут в сторону, искусственные партии лопнут…

Победа коалиции Сталина-Рыкова-Бухарина на XIV съезде партии оказалась легкой. Ленинградская делегация, руководимая Зиновьевым, Евдокимовым, Бакаевым и поддержанная Каменевым- будущими жертвами 1936 года - при голосовании оказалась в изоляции.

Зиновьев и Каменев,конечно, несли ответ за несколько лет бесславной и безуспешной деятельности: две подавленные революции в Германии и Болгарии, кровавый и глупый инцидент в Эстонии; внутри страны… множащиеся низости по отношению к организатору победы, Троцкому….

Зиновьев и Каменев пали буквально под тяжестью своих ошибок. Правота была на их стороне в том, что они выступали против импровизированной теории « социализма в отдельно взятой стране» .
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Бухарину было достаточно правления посредственности; он надеялся стать «мозгом» Сталина.

Рыков, Томский, Ворошилов, Калинин( оставшиеся члены Политбюро, кроме вышеназванных.zimarin) учитывали недовольство крестьян и осуждали международные авантюры.

Зиновьев, искренний демагог, верил собственным словам о преданности рабочих масс его компании. «Нашу крепость не взять», - слышал я от него. Сопротивление Ленинграда, свидетелем которого я был, оказалось сломлено за две недели…Это были уже не те люди, не тот дух. Почтение, точнее говоря, культ ЦК, обезоруживал лучших.

Наш «Руководящий центр левой оппозиции» не вмешивался в эту схватку. Известие о договоре, заключенном Троцким с «ленинградской оппозицией» ошарашило нас. Как нам садится за один стол с бюрократами, которые преследовали и хулили нас?

Старые ленинградские партийные руководители, почти все знакомые мне с 1919 года, Евдокимов, Бакаев, Лашевич, Зорин, Ионов, Махимсон, Гертик, казалось, сменили душу за одну ночь.

О том же Троцком, которого еще накануне гнусно поносили, они говорили с восхищением и обсуждали подробности его первых встреч с Зиновьевым и Каменевым. Зиновьев и Каменев передали Троцкому письменные свидетельства о том, каким образом, в ходе переговоров со Сталиным, Бухариным, и Рыковым было решено сфабриковать «троцкистскую» теорию, чтобы развернуть против нее кампанию дискредитации. Они подписали декларацию, что по вопросам внутрипартийного режима права была оппозиция 1923 года(Преображенский, Троцкий, Раковский, Антонов - Овсеенко), а не они.


Вокруг нашего ленинградского Центра группировалось десятка два сочувствующих. Зиновьевцы утверждали, что могут рассчитывать на 500-600 подпольно организованных человек. Эти цифры вызывали у нас сомнение.

Я поехал проинформировать Льва Давыдовича(Троцкого.zimarin).  Он оправдывал слияние необходимостью объединить  политические силы двух рабочих столиц, Ленинграда и Москвы.

Московский Центр послал к нам Преображенского и Смилгу, чтобы объединить руководителей обеих  ленинградских оппозиций.

Борьба идей велась вокруг трех вопросов: положение в сельском хозяйстве, внутрипартийная демократия и китайская революция.

В Москве я входил в Международную комиссию оппозиционного Центра вместе с Харитоновым, Радеком, Фрицем Вольфом, Андресом Нином, болгариным Лебедевым и двумя-тремя другими активистами.

У нас не оставалось никаких средств легально выражать свои идеи. Начиная с 1926 года, времени исчезновения последних анархистских, синдикалистских и максималистских листков, ЦК закрепил за собой абсолютную монополию на печать.

Оппозиция решила выработать свою программу. Зиновьев и Каменев взяли на себя написание глав, посвященных сельскому хозяйству и Коминтерну, глава об индустриализации досталась Троцкому…

Наша «Платформа», подписанная семнадцатью членами ЦК  была напечатана тайно. Мы стали собирать под своей «Платформой» подписи.
« Если наберем тридцать тысяч,- говорил Зиновьев,- нам не откажут в слове на XV съезде»... Мы с трудом собрали пять – шесть тысяч.

Мы показывали, что в ЦК существует два течения. Одно умеренное, правое, непроизвольно способствующее сползанию к капитализму: Рыков, Томский, Калинин, Чубарь, Петровский, Мельничанский и Догадов(за исключением Калинина и Ворошилова все эти люди погибнут в 1937-1938 годах) . Группировку Сталина(Молотов, Каганович, Микоян, Киров, Угланов) мы называли центристской, потому что она, казалось, хотела лишь сохранить власть, поочередно прибегая к политике правых и оппозиции. Непостоянный Бухарин колебался.
ЦК ответил на эту «гнусную клевету», что никогда, даже при жизни Ленина, он не проявлял такого подлинного единодушия».

Примечательное совпадение дат: советский термидор совершился в ноябре 1927 года, в годовщину взятия власти. Через десять лет исчерпанная революция повернулась против самой себя.

7 ноября 1917 года Троцкий(в день своего рождения.
zimarin), председатель Петроградского совета, руководил победоносным восстанием. 2 ноября 1927 года «Правда» публикует отчет о его последней речи, произнесенной в октябре в ЦК и прерывавшейся выкриками., как зафиксировала стенограмма: «Меньшевик! Предатель! Сволочь!...» Ярославский бросает ему в голову толстой книгой. Старый рабочий Евдокимов закатывает рукава, готовый броситься в драку…

Мы решили участвовать в манифестации 7 ноября со своими собственными лозунгами(в Ленинграде). Помятый в нескольких схватках, я не смог присоединиться  к процессии. Немного постоял, всматриваясь в поток бедняков под красными знаменами. Я выкрикнул имена Троцкого и Зиновьева, их встретило удивленное молчание. Возникшие неизвестно откуда мордовороты мерили меня взглядом. Какой-то студент пересек пустоту, образовавшуюся вокруг меня, и прошептал мне на ухо: «Пойдем отсюда, дело принимает плохой оборот..»

Вечером мы собрались вместе с Бакаевым и Лашевичем, одежда на которых была разорвана. Кто-то горячился:
-Ну что ж, еще повоюем!
-С кем?- пылко отзывались другие. - Со своими?

Пресса обвинила нас в подстрекательстве к мятежу.
16 ноября 1927 года было сообщено о выводе Троцкого и Зиновьева из ЦК: таким образом, они не получат слова на предстоящем съезде.
Стр. 251-274
В.Серж «От революции к тоталитаризму. Воспоминания революционера»