?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Факт отречения царя. Крушение престола
zimarin
В.Набоков «Временное правительство» 1918 год
Управляющий делами при Временном правительстве, отец писателя В.В.Набокова.

"И теперь вот, в конце апреля 1918 года, когда я пишу эти строки, в Крыму, завоеванном немцами(«временно занятом» как они говорят)…"

Часть 1. Факт отречения царя. Крушение престола                     

 Престол российский – не частная собственность, не вотчина императора, которой он может распоряжаться по своему произволу. Основываться на предполагаемом согласии наследника также нет возможности, раз этому наследнику не было еще полных 13-ти лет. Передача престола Михаилу была актом незаконным. Единственный законный исход заключался бы в том, чтобы последовать тому же порядку, какой имел бы место, если бы умер Николай II. Наследник сделался бы императором, а Михаил – регентом.
Николай II сам(едва ли сознательно) сделал наибольшее для того, чтобы затруднить и запутать создавшееся положение. Правда, им – по словам акта об отречении – руководили чувства нежного отца, не желающего расстаться с сыном. Как не почтенны эти чувства, не в них, конечно, может он находить себе оправдание.


Часть 2  Передача престола Михаилу была актом незаконным. Отрекаться можно только за самого себя.

Убедившись в глубокой несостоятельности тех сил, на долю которых выпала  задача создания новой России, я спрашиваю себя: не было ли больше шансов на благоприятный исход, если бы Михаил Александрович принял тогда корону из рук царя?
Наши основные законы не предусматривали возможности отречения царствующего императора и не устанавливали никаких правил, касающихся престолонаследия в этом случае… При таком молчании основных законов, отречение имеет тоже самое значение, как смерть, и последствия его должны быть те же, то есть – престол переходит к законному наследнику. Отрекаться можно только за самого себя

Часть 3  Опьянение переворотом, бессознательный большевизм

 Для укрепления Михаила на престоле потребовались бы очень решительные действия, не останавливающиеся перед кровопролитием, перед арестом Исполнительного Комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, перед провозглашением, в случае попыток сопротивления, осадного положения. Для этого надо было располагать реальными силами, на которые можно бы было безоглядно рассчитывать и безусловно опереться. Таких сил не было…

Бюрократия, дворянство, придворные сферы были не организованны, совершенно растерялись и никакой боевой силы не представляли. Наконец, приходится считаться с тем общим настроением, которое преобладало в эти дни в Петербурге: это было  опьянение переворотом, бессознательный большевизм, вскруживший наиболее трезвые умы.

Монархическая традиция не могла быть действенной, объединяющей и собирающей силой.

К несчастью, вся совокупность условий была такова, что принятие престола Михаилом было невозможно.

Текст отречения был составлен нами втроем( Шульгин, Львов и Набоков).Михаил отказывается от принятия верховной власти.

Часть 4    Нельзя не отметить
По условиям момента, нам казалось необходимым воспользоваться этим актом для того, чтобы торжественно  подкрепить полноту власти Вр. Правительства и преемственную связь его с государственной Думой. Это и было сделано в словах «Вр. Правительство, по почину Государственной Думы возникшему и обличенному всей полнотой власти».

С юридической точки зрения, Михаил Александрович, не принимая верховной власти, не мог давать никаких обязательных и связывающих указаний насчет пределов и существа власти Вр. Правительства.

Мы руководствовались не юридическим, а нравственно-политическим значением этой формулы.

Нельзя не отметить, что акт об отказе от престола, подписанный Михаилом, был единственным актом, определившим объем власти Вр.Правительства.


С момента акта отказа считалось установленным, что Вр. Правительству принадлежит в полном объеме и законодательная власть.

Акт этот не произвел большого впечатления на население и был скоро забыт, заслонен событиями.

Recent Posts from This Journal